МОДЕРН В ЛИТВЕ

Особенности вильнюсского модерна Разнообразие в архитектуре Вильнюса конца XIX века было обусловлено многими причинами. В то время вся Европа переживала период поиска нового стиля, а тот факт, что в 1795 году Литва вошла в состав Российской империи, стал дополнительным препятствием для возникновения зрелой архитектурной мысли. С закрытием Вильнюсского университета в 1832 году подготовка архитекторов в Литве прекратилась. Те, кто работал в Вильнюсе в конце XIX — начале XX века получили образование за пределами страны. Это стало одной из причин того, что в Вильнюсе одновременно существовали все главенствующие стилевые направления. Прогрессивные строительные технологии и творческие идеи здесь необыкновенно быстро осуществлялись на практике. Вильнюс изобилует многочисленными примерами архитектурных направлений того времени от эклектики и историзма до самого рафинированного модерна. Правда, образцы вильнюсского модерна не всегда представляют собой образцы чистого стиля, в них можно заметить эклектические декоративные элементы, и, может быть, недостаточную экспрессивность. Литовский вариант нового стиля наиболее близок к «северному модерну», которому присуща сдержанность средств выражения.

Исследуя вильнюсские здания названного периода, можно заметить четкую взаимосвязь между социальным статусом заказчика и избранным стилем. Все репрезентативные здания и здания государственных организаций созданы в стиле историзма, причем предпочтение отдавалось неоклассицизму и необарокко. Это, например, Дворец Правосудия и Государственный банк. Культовые здания всегда проектировались в рамках определенно очерченного круга исторических прообразов, в зависимости от конфессиональной принадлежности. Наибольшее разнообразие стилей присуще жилым домам. В конце XIX века появилось новое поколение заказчиков — банкиров, торговцев, врачей, адвокатов, — которые с энтузиазмом принимали все новое и прогрессивное. Их не отпугивали ни новые материалы, ни новые средства выразительности. Благодаря этим заказчикам в Вильнюсе появились здания новых типов и новых функций, такие как «купеческий клуб», предназначенный для собраний деятелей торговли и другие. Вкусы и финансовые возможности этих заказчиков отразились в архитектуре вильнюсского модерна. Именно финансовые возможности обусловили тот факт, что в декоре зданий вильнюсского модерна можно чаще встретить декоративную штукатурку, а не цветные глазурованные плитки и не мозаику, как, например, в Риге, Праге, Москве и Петербурге. Названные факторы предопределили то, что основные примеры модерна вильнюсской архитектуры представлены в жанре жилых домов. Наиболее разнообразные памятники этого стиля сконцентрированы в небольшом районе Вильнюса — Жверинасе (Зверинце). Здания Жверинаса в стиле модерн — это многоквартирные дома и виллы на улице Витауто и Кястчё. Условно памятники вильнюсовского модерна можно разделить на три группы, по типам их объемно-пространственной организации. Здания, которые строились в Новом городе (сейчас центр Вильнюса) по периметру улиц, имели фронтальную композицию, при которой невозможно было полностью реализовать весь арсенал архитектурных средств. Поэтому все внимание зодчие сосредотачивали на декоре. Дома в пригородах, возводившиеся на значительно больших участках земли, получали большую пространственную свободу. Во втором случае, даже если линия застройки улицы была регламентирована, имелась возможность свободно компоновать объемы и добиваться желанного разнообразия неповторяющихся фасадов. В начала XX века интенсивно развивалось строительство доходных домов. Это были крупные четырех–пятиэтажные здания с четырех–семикомнатными квартирами. В Вильнюсе имеется интересный пример, когда архитектор Э. Роуба в одно и то же время (1912–1913) на одной улице спроектировал и построил четыре жилых дома для различных заказчиков. Эти здания примыкают друг к другу и формируют застройку улицы. Архитектор применил единый принцип компоновки фасадов: в строго симметричной общей композиции в результате смещения подъезда и лестничной клетки к краю создавалось впечатление асимметричности. Разнообразие фасадам придает декор, сосредоточенный главным образом в местах размещения подъезда и лестничной клетки. Фронтон, венчающий здание — главный кодовый знак всего фасадного декора. В данном случае использован сдержанный графический декор из растительных мотивов и изображений птиц. В рельефе одного дома — мифологическая сцена, а также штукатурка различных оттенков и имитация рустовки, которые подчеркивают архитектурную композицию. Кованные металлические ворота, решетки лестничных перил своим волнообразным растительным мотивом дополняют декоративное убранство здания. Произведения такого типа имеются и на центральной улице Вильнюса — проспекте Гядиминаса, — которая была проложена в середине XIX века. Здесь в одном из зданий, спроектированным и построенным в 1910–1911 годах инженером Н. Собка, использован еще более богатый спектр декоративных приемов. На фасадах цветные керамические плитки синеватой глазури сочетаются с кладкой желтоватого кирпича и штукатуркой различных оттенков и фактур. Неожиданно плоский карниз поддерживается грациозными консолями кованного металла, а мистические птицы сторожат главный вход. Эти здания с квартирами, предназначенными в наем, несут следы заката стиля модерн в архитектуре Вильнюса. Здания второго типа — небольшие виллы-особняки, которые имеются и в уже названном районе Жверинасе, в других пригородах и в Новом городе. В этих виллах декором чаще всего служат желтые кирпичи, которые зачастую становятся самостоятельным средством выразительности: профилированные или особым образом соединенные, или образующие плоскости простой кладки, они компонуются со штукатуркой разных оттенков и фактуры. Иногда оштукатуренные плоскости украшают здание замысловатыми волнистыми линиями. Бывают простые штукатурные элементы, декорированные барельефами растительных мотивов.

Одно из наиболее интересных зданий этого типа — собственный дом архитектора А. Филипович-Дубовикаса, построенный по его проекту в 1903 году. Именно этот небольшой частный дом полностью отражает основные принципы архитектуры модерна. Здание представляет собой асимметричную композицию, динамично взаимодействующих объемов. В нем сочетаются крупные объемные массы с ажурными плоскостями, строгость линий с легкой волнистостью карнизов. Поражает многообразие оконных проемов, которые, превратившись в элементы декора фасада, выполнены то в форме вычурных лепестков, то становятся подковообразными. Все это дополняет рельефная лепка: головки, растительные мотивы, герб владельца дома, ограда из кованного металла, балконные и лестничные решетки, декорированные цветами, зигзагами. В интерьере сохранилась печь, облицованная глазурованными изразцами, с теми же мотивами. Автор и владелец этого дома Филипович-Дубовикас был очень продуктивным архитектором. Он проектировал разнообразные здания в стиле историзма, очень различные по качеству и своей художественной ценности, а собственный дом в стиле модерн — единственный в его творческой биографии. В Вильнюсе имеется и промежуточный тип жилых строений, появившихся в анализируемый период. Это комплексы индивидуальных вилл, наиболее интересный пример которых являет собой так называемая колония Монтвилы. Здесь можно встретить образцы разнообразнейших стилей и декора. Двух–трехэтажные жилые дома объединены в один комплекс, который размещен по периметру треугольного квартала. Они проектировались и строились в одно и то же время, но могут создать обманчивое впечатление разновременных произведений. Поскольку здания проектировали различные архитекторы, в своих возможностях ограниченные лишь размером участка, комплекс, бесспорно, получился разнохарактерным и эклектичным. Эту эклектичность усиливают отдельные сооружения, в декоре которых присутствуют признаки историзма. Однако дух времени, все-таки просматривается в общем решении композиции фасадов, и комплекс можно отнести к архитектуре модерна, несмотря на то, что из 22-х зданий колонии к новому стилю можно отнести лишь несколько. Эти здания отличаются и динамичностью пространственной композиции, и специфическими, только модерну присущими растительными мотивами, использованием глазурованной керамики и интенсивных цветов. Разумеется, что для полноценного воплощения принципов модерна наиболее благоприятными являлись угловые участки кварталов, на которых архитектор мог развить объемную композицию. Отделка фасадов одного из угловых зданий поражает разнообразием фактурной обработки: поверхность, обработанная грубо тесанным натуральным камнем, сменяется гладью шлифованных плиток и блеском глазурованных керамических облицовок. По-разному обработанные поверхности контрастны по колориту: доломит имеет цвет охры, а керамика — ярко-синюю окраску. Несмотря на такое разнообразие фактур и цвета отделочных материалов, здание представляет собой цельный и стилистически выдержанный образец архитектуры модерна. В другом угловом здании основным композиционным приемом является распределение на фасаде в шахматном порядке оштукатуренных цветных плоскостей стен — темно-серых и светло-желтых. В остальных зданиях комплекса можно заметить разнообразные декоративные детали модерна: решетки, балконные ограждения, консоли растительного мотива или с элементами геометрического орнамента. Однако — это лишь разрозненные образцы, не сливающиеся в единое целое.

Многие архитекторы в начале XX века, проектируя здания в каком-либо историческом стиле, возможно, по желанию заказчика, возможно, следуя за модой, детали, выполненные из кованного металла: ворота, балконные ограждения и т. п., проектировали, привлекая растительные мотивы или геометрический рисунок, присущий модерну. Поэтому характерные следы нового стиля можно обнаружить во многих заурядных, утилитарных зданиях, построенных в это время, не являющихся ни уникальными, ни неповторимыми, но точно фиксирующих время. Исследуя здания позднего модерна, мы ясно видим влияние зарождающегося функционализма. Это рациональный модерн, в котором внешние средства выразительности (декор) сведены до минимума: штукатурные поверхности лишились рельефных рисунков, в деталях, выполненных из кованного металла, волнистые линии растительных мотивов сменились геометризированным орнаментом. В случаях, если все-таки использовался сюжетный барельеф, то он оказывался на фасаде единственным. В барельефе раскрывалась идеи назначения здания, поэтому внимание зрителя не отвлекалось ни на какие-либо другие изыски (проспект Гядиминаса, 35). Ярким примером рационального модерна являются два рядом стоящие жилые дома, спроектированные Б. Станкявичюсом. Один из них, состоящий из двух корпусов (улица Каштону, 3–5), построен в 1912, другой (улица Каштону, 1) — в 1916 году. Тот, что построен в 1912 году, одним из фасадов создает динамичную композицию. Здесь всевозможные архитектурные детали — ризалиты, эркеры, лоджии, балконы — объединены в экспрессивное целое. Массивность фасада усиливает цементная штукатурка, имитирующая каменную рустику, на уровне первого этажа, той же рустикой подчеркнуты углы ризалитов на уровне четвертого этажа. Два рассматриваемых здания создают симметричную композицию. Декор их фасадов геометризирован, однако, еще несет следы модерна, но не отдельными частностями, а общим принципом построения. Рядом стоящий дом, возведенный в 1916 году, указывает на полный закат модерна. Элегантность и лаконичность композиции его фасада разнообразят лишь ворота из кованного металла со скромным растительным мотивом. Поворот от обилия декоративных средств к минимализму не был, безусловно, только отражением моды. Не следует забывать об исторических переменах во всей Европе в это время. Таким образом, два дома на улице Каштону отмечают момент заката модерна в архитектуре Вильнюса. Рассмотренные примеры показали принципы декорирования фасадов зданий, характерные для этого периода. Основными из них являются асимметричное построение фасадных компонентов относительно осей и разнообразие деталей и цвета. Форма балконов, расположенных на одной оси, может быть самой разнообразной: треугольной, четырехугольной и круглой. Это относится и к оконным проемам. Характерное для этого времени деление верхней части окна на мелкие сегменты может различаться по своим пропорциям и форме. Часто отделка ризалитов и эркеров отличается от декорировки основной плоскости стены. Здесь может быть другая форма проемов и другое членение деталей. Основной отличительный признак декоративного убранства модерна — возникновение волнистого растительного орнамента и барельефных изображений птиц (сов), растений (ирисов, тюльпанов), а также своеобразно трактованной женской фигуры. Некоторые из этих элементов повторяются в зданиях различной архитектуры и являются как бы визитной карточной времени. Одним из важных средств формирования плоскости стены, возродившимся еще в середине XIX века, был желтый кирпич, который в результате особой технологии обжига обладал исключительно гладкой поверхностью. Стены из такого материала не штукатурились, швы между кирпичами расшивались так же, как во времена готики. В зданиях, возведенных в стиле модерн, желтый кирпич часто сочетался со штукатурными плоскостями, покрытыми рельефными орнаментами, или с различными фактурами и цветом. Для глазурованных плиток наиболее характерен глубокий синий цвет. Они чаще всего располагались ближе к карнизу и как бы перекликались с голубым цветом неба. Темно-коричневые глазурованные плитки, как правило, использовались для отделки первого этажа. Традиционно материал грубой фактуры (натуральный камень, тесаный гранит или имитация рустики из бетона) применялся для облицовки цокольного и первого этажей, а чем выше, тем более гладкими и светлыми становились плоскости фасадов (шлифованный доломит, гладкая штукатурка или желтый кирпич). Иногда детали грубой фактуры могли оказаться на уровне фриза, поблизости от карниза. Популярны были барельефы с растительными мотивами и геометрического орнамента. Некоторые из них делали однотонными, а другие с контрастирующим фоном. В зданиях модерна важными являлись детали, выполненные из кованного металла: ажурные балконные ограждения, ворота, ограды, дверные элементы, завесы, ручки, наличники, а также консоли, поддерживающие характерный для стиля сильно выступающий плоский карниз. Такие детали часто принимали форму геометризированной спирали. Крупные фрагменты выполнялись из кованного черного металла, а мелкие чаще были литыми бронзовыми.

Модерн в архитектуре Вильнюса просуществовал очень недолго, всего пятнадцать лет, но он оставил заметный след в панораме города. Этот стиль подвергался крайне противоречивой оценке. Современники и следующие поколение зодчих — пропагандистов и сторонников функционализма и рационализма — скептически оценивали модерн, не признавая его художественной ценности как самостоятельного архитектурного явления. Только в последние десятилетия XX века произведения этого стиля удостоились должного внимания и нового рассмотрения. М. Пташек