Д А Д А И З М

Дадаизм, Дада (фр. dada - деревянная лошадка; по некоторым свидетельствам, название было выбрано наугад из словаря) - литературно-художественное движение, возникшее в Цюрихе среди писателей и художников-эмигрантов в разгар 1-й мировой войны (1916). В своем творчестве они стремились отразить алогичность, абсурдность мира, сообщить искусству элемент игры и случайности; по способу выражения это было "антиискусство". На Кёльнской выставке 1920г., устроенной возле туалета, зрителям предлагалось крушить экспонаты топором, что они и делали. Дада называли "нигилистическим предтечей сюрреализма". Ведущими фигурами были художники Марсель Дюшан, Ханс Арп и поэт Тристан Тцара. Дадаизм был скорее стилем жизни, чем художественным стилем.

Дадаизм – модернистское течение, ставшее квинтэссенцией принципа разрушения образности. По словам Георга Гроса, дадаисты представляли собой воплощение чистого нигилизма, разрушая образность “ради великого Ничто”. Возникновение группы дадаистов в 1916 году было связано с открытием артистического клуба – “Кабаре Вольтера” в Цюрихе. Что обозначает понятие “дадаизм” не знает никто. Вот что пишет об этом названии один из ярких представителей дадаизма и его идейный вождь Тристан Тцара в манифесте 1913 года: “Дада – это хвост священной коровы у племени Кру, в некоторых областях Италии так называют мать, это может быть обозначением детской деревянной лошадки…и воспроизведением младенческого лепета. Во всяком случае – нечто совершенно бессмысленное, что отныне и стало самым удачным названием для всего течения”.

Абсолютный нигилизм поколения дадаистов не был легкомысленной позой, он оказался спровоцированным драматическим историческим контекстом – войной в Европе 1914– 1918гг. В начале 20-х годов еще свежи были воспоминания о страшной бойне, страсти были накалены. Ален и Одетт Вирмо в своей энциклопедии “Метры сюрреализма”, упоминая Дада, пишут: “Чтобы в этой раскаленной атмосфере суметь навязать новые идеи, приходилось кричать как можно громче. Тон задавали апостолы войны и глашатаи победы… Попытки заглушить царящие в то время ура-патриотические речи были небезопасны и предполагали исключительную мощь легких. Дадаисты к этому времени, как известно, встали в решительную оппозицию всем “воякам” и той цивилизации, которая пожелала, допустила и воспела войну. При этом они выбрали язык насмешки, абсурда, почти буффонады”.

Дадаизм с первых своих шагов оказывается космополитическим движением. Завсегдатаями “Кабаре Вольтера” были представители многонациональной художественной богемы: румын Тристан Тцара, немец Хуго Балль, франко-немец Жан Ганс Арп и др.
“LHOOQ” Марсель Дюшан Программным документом движения был “Манифест Дада 1918 года”. В это время Тцара сближается с Марселем Дюшаном и Франсисом Пикабио, которые уговаривают его перебраться из Цюриха в Париж, где Тцара знакомится с поэтами Андре Бретоном, Луи Арагоном, Полем Элюаром, Филиппом Супо и Пьером Реверди. Дадаизм переживает новый расцвет в 20-22 годах, вся Европа оказывается поражена дадаистским вирусом. Но многим последователям дада начинает казаться, что они вращаются в замкнутом круге. Часть художников – будущих сюрреалистов - стремится начать все заново и опираться на теорию, в которой наряду со всеобщим отрицанием главенствующее место должно было занять бессознательное.

Дадаистами создается ряд “бессмысленных” произведений: “Святая дева” Пикабии выглядит как чернильная клякса. Картина “LHOOQ” Марселя Дюшана представляет собой репродукцию Моны Лизы с пририсованными усами. Другая его произведение под названием “Фонтан” представляет собой писсуар с росписью художника. Дюшан вырывает банальный объект из его контекста в соответствии с концепцией “готовых” (ready-made) объектов.

Внезапно возникнув, дадаизм также внезапно, в 1922 году закончил свое существование, отступив перед победным натиском сюрреализма. С одной стороны, он способствовал усилению процесса развития абстракционизма, с которым многие дадаисты впоследствии сомкнулись, с другой стороны он послужил почвой сюрреализму.



МАРСЕЛЬ ДЮШАН (MARCEL DUCHAMP) “Вы все – обвиняемые. Встать. С вами можно говорить, только когда вы стоите. Встать, как для “Марсельезы”, встать, как для русского гимна, встать, как для God save the king, встать, как перед знаменем. Наконец, встать перед ДАДА, говорящим от лица жизни и обвиняющим вас в способности любить лишь из снобизма, лишь тогда, когда это дорого стоит. Вы снова сели? Тем лучше, так вы выслушаете меня с большим вниманием. Что вы делаете здесь, скученные, как насупленные устрицы, – вы же все серьезны – не так ли? Серьезны, серьезны, смертельно серьезны. Смерть – дело серьезное, да? Можно умереть героем, а можно идиотом, что, в сущности, одно и то же. Единственное слово, которое не теряет своего значения день ото дня, – это слово “смерть”. Вы любите смерть, когда умирают другие. К смерти, к смерти, к смерти! И лишь деньги не умирают, они только путешествуют. Это – бог, которого уважают, серьезный персонаж – деньги – фамильная честь семейства. Почет и слава деньгам; человек, у которого есть деньги, – это человек почтенный... Дада ничем не пахнет, он – ничто, ничто, ничто. Как ваши надежды: ничто как ваши райские кущи: ничто как ваши кумиры: ничто как ваши политические мужи: ничто как ваши герои: ничто как ваши художники: ничто как ваши религии: ничто. Свистите, кричите, бейте мне морду, что дальше? Еще я вам скажу, что все вы – болваны. Через три месяца мы, я и мои друзья, продадим вам наши картины за несколько франков”.



Это течение вошло в историю культуры как бунтарское направление, разрушившее традиционные изобразительные приёмы и существенно обновившее технику письма. Возникнув как литературное течение, это направление искусства проявлялось и в живописи, и в фотографии, и в скульптуре.
Само название настраивает на игру, на французском "дада" - детская игрушка в виде коня, на немецком - "будь добр, слезь с моей шеи", у детей - лепет. По-русски "дада" (да-да) - двойное утверждение.
Несмотря на задачу всеобщего отрицания, дадаизм был связан с эстетикой современных ему художественных течений. Его представители смогли нащупать основу будущих художественных течений и придумать некоторые совершенно новые приёмы и формы творчества такие как коллаж, "аэрограммы", "реограммы". Дадаисты первыми стали представлять обыденные предметы как объекты искусства
Р.Мутт ( “Дада”-бессмысленное слово или вернее могущее иметь много разных несвязанных между собой значений: хвост священной коровы, детская деревянная лошадка, детский лепет.
“Дада”-породило кратковременное шумное течение- дадизм.О любом течении искусства точнее всего можно судить по конкретным произведениям но дадаисты больше славились крикливыми лозунгами и экстравагантными выходками ,чем создание картин.
Макс Эрнст один из основателей немецкой группы “Дада” – причисляется к более умеренному крылу дадаизма. В его картинах “Изничтожение невинных”,”Император Убу”: и.т.д. сухим безжизненным письмом изображено алогичное сочетание людей и вещей. Для другого влиятельного представителя дадаизма-Франсиса Пикабия- характерны картины напоминающие технические чертежи : “ Дитя карбюратор”, “Любовный парад”.
Подобные произведения дадаизма являются каким то проблеском в общем сумбурном, анархичном бунте художников “Дада” против надоевшей и в то же время необходимой действительности, а в конечном счете- против всего человеческого прошлого и настоящего. Возможно из за этого противоречивого проблеска короткое время дадизмом интересовались такие крупные прогрессивные художники и писатели, как Пабло Пикассо, Поль Эллюар и.т.д.

Произведения дадаистов прежде всего странные бессмысленные коллажи или просто неуместно выставленные в качестве экспонатов бытовые вещи .
Дадаизм ни в социальном, ни в художественном смысле не представляет собой сколько-нибудь программного тем более целостного течения. Но кроме того ,это та “пустота”,то “ничто”, пройдя сквозь которое большинство уходило в сюрреализм, а некоторые -в абстракционизм. Дадаизм (франц. dadaisme, от dada — деревянная лошадка; в переносном смысле — бессвязный детский лепет) Дадаизм как международное направление стал выражением морального, социального и политического протеста европейского искусства против безумия первой мировой войны. Оно зародилось в Цюрихе в среде анархиствующей интеллигенции, воспринявшей 1-ю мировую войну 1914-18 как развязывание в человеке извечных звериных инстинктов, а разум, мораль, эстетику — как их лицемерную маскировку. Подражая поведению цивилизованных государств в ходе кровавой бойни, дадаисты избрали своим оружием нигилизм. В целом сторонники движения пропагандировали альтернативное представление о сущности искусства. Многие художники порвали с кубизмом и дружно принялись населять свои работы всевозможными механизмами. Некоторые вообще оставили кисти и полностью переключились на новые художественные формы — конструкции, коллажи и фотомонтажи — или посвятили себя театру или кино. Единоличное лидерство среди радикалов захватил Марсель Дюшан (Duchamp, Marcel, 1887-1968 гг.), который в 1913 г. прекратил писать, а в 1920-е оставил искусство. В 1913 г. он начал собирать первые попавшиеся предметы и либо составлять из них странные композиции, либо просто объявлять их произведениями искусства. Именно он ввёл в употребление термин ready-made — "реди-мейд" (англ. — "готовое изделие"), то есть взятое наобум изделие массового производства, выставленное в качестве произведения искусства. Корни его новаций следует, скорее всего, искать в коллажах парижских кубистов, где вещественные вставки типа газетных вырезок по-новому оттеняли вековые отношения искусства с реальностью. Один из его "реди-мейдов" "Фонтан" состоял из водружённого на табуретку велосипедного колёсика, полки для бутылок и писсуара. "Я швырнул им в лицо полку с писсуаром, и теперь они восхищаются их эстетическим совершенством", — писал он в 1962 г. И, пожалуй, самым скандальным из всех найденных предметов, возведенных в ранг "искусства", стал выставленный в 1917 г. Фонтан. Работа под псевдонимом Р.Мутт ("дурак") предназначалась для проверки степени либерализма устроителей художественной выставки в Нью-Йорке и в тот раз не была допущена к показу. "Реди-мейды" Дюшана зачастую ставили под вопрос существование самого понятия "вкус". Тем не менее, работы Дюшана оказали огромное влияние на такие течения в искусстве, как сюрреализм и, позднее, концептуализм. Новшества Дюшана перевернули представления кубистов об истинном предназначении предметов и дали толчок стремительному развитию нового художественного направления. Через 50 лет подобная ситуация привела к рождению поп-арта. Дадаизм очень быстро стал популярным (особенно в Нью-Йорке, где его возглавил Марсель Дюшан), но как сформировавшееся течение просуществовал недолго. Основоположниками нового течения в американском искусстве стали Роберт Раушенберг и Джаспер Джонс. Раушенберг создает так называемые "комбинированные картины", сочетая вещественные вставки с живописью в манере абстрактного экспрессионизма. Дадаизм оказал значительное влияние на другие течения, в частности на сюрреализм (прежде всего в его приверженности к абсурду и фантастике), абстрактный экспрессионизм и концептуальное искусство.